• 194

Первая Мировая в истории юга Бессарабии. Как в Гагаузии возрождают память о забытой войне, OP-ED

Первая Мировая в истории юга Бессарабии. Как в Гагаузии возрождают память о забытой войне, OP-ED
Ровно сто лет назад, 11 ноября 1918 года завершилась Первая Мировая война. Этому юбилею была посвящена научная конференция, которая прошла на прошлой неделе в Чадыр-Лунге. Известные молдавские учёные и общественные деятели обсудили, почему ПМВ была полузабыта в советский период и как она отразилась на гагаузских и болгарских сёлах южной Бессарабии. Кроме того, историки обратили внимание, что процесс возрождения памяти о той войне активнее всего происходит в южном регионе.

«Неправильная» война

7 ноября в мун. Чадыр-Лунга прошла научная конференция «Первая Мировая война в истории юга Бессарабии». Мероприятие состоялось в рамках проекта «Возродим память вместе» при поддержке ряда общественных организаций из Гагаузии и всей Молдовы. Инициатором и главным организатором события стала Светлана Капанжи, автор исследования об участии гагаузского и болгарского населения края в ПМВ. Участниками конференции стали несколько десятков учёных, краеведов и представителей местных властей из Кишинёва, Гагаузии и Тараклийского района.

По словам доктора истории Иона Думиникэ, Первой Мировой войне в Советском Союзе практически не уделялось внимания.

«Происходило это из-за политических обстоятельств. Но в последние годы интерес к периоду 1914-1918 гг. возрождается, и Гагаузия становится одним из центров этого процесса. В автономии, а также в соседней Тараклии выходят новые исследования, которые являются ценным вкладом в национальную историографию», отметил Думиникэ.

Как объяснил историк, профессор Молдавского государственного университета Анатол Петренку, основная «вина» ПМВ перед советской властью заключалась в том, что она была «буржуазной» и «империалистической». Это лишало её шансов на внимание со стороны официальной исторической науки.

Исследования о ПМВ

Несмотря на то, что ПМВ не соответствовала официальной советской идеологии, население хранило память об участниках войны. Многие семейные истории гибели родственников с общим сюжетом вошли в народный песенный фольклор. В некоторых сёлах юга Бессарабии за короткий период пребывания в составе Румынии успели появиться памятники жертвам войны. Один из таких памятников был сооружён в 1920 году в селе Етулия одним из участников войны, вернувшимся в родное село. В 1990 году его 79-летний сын восстановил обелиск, который за десятилетия подвергся заметным разрушениям. Новые памятники установлены в Чадыр-Лунге, сёлах Авдарма и Гайдары. Уже готов проект памятного сооружения в Тараклии.

Начиная с 90-х годов многие краеведы пишут исследования об односельчанах, принимавших участие в ПМВ. На конференции в Чадыр-Лунге такую информацию о своих земляках рассказали доктор филологии Иван Куртев из села Валя-Пержей, научный сотрудник АН РМ Емилия Банкова из села Кортен, краевед Фёдор Куру из села Гайдары.

В последние годы исследования вышли на новый уровень. Авторы изучили сотни документов в национальных архивах, а также в Румынии и России. Добытые сведения позволяют представить весь масштаб участия населения Южной Бессарабии в ПМВ. Так, число уроженцев гагаузских и болгарских сёл, убитых, раненных или пропавших без вести только в период август 1914 – май 1915 составило более тысячи человек. За все годы войны число мобилизованных по Аккерманскому, Бендерскому и Измаильскому уездам составило 23 662 человека или около 12% от всего населения этих уездов. Число убитых и умерших от ран по трём уездам составило 2532 человека. Информация по другим уездам Бессарабии ещё ждёт своих исследователей, но в качестве общего числа мобилизованных по всей губернии называются цифры от 250 до 300 тыс. человек.

Кровавое эхо войны

Война повлияла не только на судьбы людей, но и на политические процессы. Как отметил доктор истории Иван Грек, Первая Мировая стала катализатором бурных событий в Российской Империи, вылившихся в Октябрьскую революцию. Эти перемены не могли не затронуть Бессарабию, которая после неудачной попытки создать независимое молдавское государство, оказалась в составе Румынии. Новые политические обстоятельства спровоцировали в межвоенный период волну иммиграции гагаузского населения в страны Латинской Америки, в основном, в Бразилию. По словам учёного, для гагаузов и других жителей возвращение Бессарабии в состав СССР было тоже своеобразным эхом ПМВ.

«Народ, образно говоря, получал по башке с двух сторон, потому что к 40-му году многие жители перебрались за Прут и во время Второй Мировой люди призывались в две воюющие между собой армии. Потом в Буджаке был голод 46-47 гг., репрессии. Десятки тысяч гагаузов и болгар погибли, рассеялись по миру или ассимилировались из-за этих катаклизмов», - заявил Грек.

Историк так же высказал гипотезу, что Первая Мировая затормозила формирование гагаузского самосознания и если бы гагаузские сёла избежали 22 лет румынского подданства и сразу бы стали частью СССР, то гагаузский народ добился бы автономии ещё в 20-х годах прошлого века. Правда, он тут же добавил, что в качестве «бонуса» за это пришлось бы получить советскую насильственную коллективизацию и репрессии 20-х-30-х годов.

Профессор Петренку так же высказал уверенность, что ПМВ имела тяжёлые последствия, прямо или косвенно определив характер политических режимов в Европе и СССР в первой половине XX века.

«Первая мировая отличилась несколькими особенностями: в период военных действий впервые использовался пулемет, впервые производились ночные бомбежки мирного населения и так же впервые были применены химические отравляющие вещества. Таким образом, проявление жестокости убийств достигло небывалого до этого уровня», - рассказал Петренку.

Не удивительно, отметил историк, что люди, прошедшие через эти убийства, участники не менее жестокой гражданской войны в России, впоследствии создали тоталитарные режимы и репрессивные органы вроде ГУЛАГа, в которых человеческая жизнь не имела большой ценности.

Историческая память

После окончания мероприятия были возложены цветы к памятнику участникам ПМВ из Чадыр-Лунги, установленном в центральном парке города. В пятидесяти метрах стоял другой памятник – погибшим во Второй Мировой войне, который в любое время года плотно обложен цветочными венками. Символичная картина стала показателем того, как на фоне Второй Мировой незаслуженно забыта её предшественница.

Один из гостей высказал мысль, что составить учебник по общей истории намного легче, чем написать историю родного села. По- видимому, говорить об интересах мировых держав и политических идеологиях тоже намного легче, чем добывать сведения о героическом или трагическом прошлом своих предков. Между тем, именно так, через персонификацию истории формируется историческая память народа. Сейчас дефицит внимания к периоду 1914-1918 гг. в Гагаузии постепенно восполняется. Историки из Кишинёва выразили пожелание, что бы и другие регионы Молдовы подхватили эту тенденцию.

Вячеслав Крачун

Источник: ipn.md


Новости по теме: